Три “Л”

Исторически Европа всегда стремилась расширить свое влияние в двух направлениях – на юг и на восток. Эти два вектора определяли политику европейских империй в прошлом, они остаются неизменными и сегодня, когда объединенная Европа стремится расширить пространство современной многокультурной континентальной цивилизации. Либо вместе строить, либо выяснять отношения.

Культурное взаимодействие (контакты между людьми) является одним из компонентов программы ЕС «Восточноевропейское партнерство». Это важно, но недостаточно. Конгресс в Люблине может и должен показать, что именно культурное взаимодействие и есть центральной осью европейской программы. Экономические проекты, программы борьбы с коррупцией, улучшения пенитенциарной или судебной системы окажутся напрасными, если не будут опираться на культуру, точнее, культурные ценности, организующие социум. Подтягивание к экономическим стандартам не означает изменение мышления, и роскошь, присутствующая сегодня в метрополиях восточноевропейских стран, соседствующих с Европейским Союзом, не свидетельствует о богатстве этих народов.

Движение по направлению к восточноевропейскому партнерству – это движение между Сциллой и Харибдой, представляющими две точки зрения. С позиции Западной Европы и со стороны восточных партнеров. Первое можно выразить одним словом – незнание. После двадцати лет независимости Украины и существования как суверенного государства она остается terra incognita в Европе. Тому много причин, главная из которых – отсутствие культурной информации, касающейся разных аспектов жизни. Выудить что-то из интернета трудно – тут еще и языковой барьер. Официальная информация, как правило, оказывается фальшивой. Поэтому, если спросить среднестатистического европейца, что он/она думает об Украине, то в ответ будет либо пожимание плечами и очень искаженное представление либо рассказ о личном опыте от посещения Украины или встречи с украинцами. Если не знать, куда и к кому двигаться, можно прийти неизвестно куда и к кому. От этого возникает недоверие и напряженность.

Вторая точка зрения – с обратной стороны. Во-первых, Украина остается амбивалентным обществом в своих социальных и культурных установках. Такой раскол искусственно подогревается группами интересов, строящими на этом свою политику. Но одновременно расколу часто способствует и позиция европейских стран, которые также пользуются предложенными ярлыками «разобщенного общества». Согласно данным Института социологии Национальной академии наук Украины за 2010 г., 45% населения Украины поддерживает идею вступления в Евросоюз. Но даже эта проевропейски настроенная половина воспринимает Европу, скорее, как набор европейских стандартов качества жизни, а не как систему человеческих ценностей, на которой и строятся все эти стандарты. Таким образом, именно культура – и в этом большое значение Конгресса – может заострить внимание на тех ценностях, которые и есть главной целью движения в европейском направлении. Европейская идентичность – это сложный процесс, имеющий больше духовное, чем материальное измерение. Когда-то жена второго президента современной Украины, Л. Кучмы, заявила: «Не знаю, как кто, а я давно уже живу в Европе». В этом большая беда украинской политической верхушки, независимо от окраски – жить в достатке на фоне общего обнищания, не значит жить в Европе, а скорее в иллюзорном мире – и не в Европе, и не в реальной Украине.

Если на географической карте взять три точки с названиями городов, начинающихся на «Л» – Лондон, Люблин и Луганск, и соединить их прямой, то мы получим приблизительное представление о том пути, который должны пройти. Для того, чтобы в Лондоне имели представление о жизни в Луганске, а в Луганске разделяли ценности, определяющие свободу человека, вероятно, понадобится много времени. И тут главным катализатором должна выступить культура. Когда в пространстве соединяют две точки, получается связь, партнерство. Но если добавляется еще одна точка, то это уже прообраз системы со множеством связей. В этом, мне кажется, и может состоять сейчас главная роль Люблина – стать прообразом новой системы мышления.

Олександр Буценко